“Тело-сознание инструмент для работы с информационными потоками Часть 4.9.2.

“Тело-сознание инструмент для работы с информационными потоками Часть 4.9.1.
04.07.2019

Длительное время в психологии сознания базирующейся на декартовых основаниях, была выдвинута дихотомия «внешнего» предметного мира с его физическими процессами и, «внутреннего» так сказать, субъективного мира явлений с его процессуальностью познания. Этим же принципиальным подходом в познании в дальнейшем ходе развития психологии и физиологии, пользовались и бихевиористы деля единый мир на две абстрактные части: замкнутый в себе мир субъективных явлений и, внешне наблюдаемый, феноменальный мир поведенческих механизмов, физиологических процессов. Все многообразие нас окружающее, таким образом, является по утверждению данных концептуальных направлений нам разделенным надвое внутри себя, имея в себе крайние точки полюсов «субъективизм» и «объективизм».

 

Эти карты внешней и внутренней реальности, не имея на первый взгляд между собой ничего общего, по сути со своей, находятся в таком взаимоотношении, когда воздействия на раздражение (на рецепторные аппараты субъекта) вызывают сразу ответную реакцию в виде субъективных явлений в психике, тем самым научая воспринимать целостность исходя из пар противоположностей: психика и физиология, биологическое и социальное, индивидуального и коллективного, где предлагается занять удобное для нас место.

 

В начале ХХ века в Советской России ряд видных ученых сформулировали новый подход к пониманию психики и тех процессов, что создают сознательную человеческую деятельность. Известная всем противоположность субъективного и объективного, дихотомия существующая по сути, как двучленная система была благополучно трансформирована, на основе диалектического метода, с добавлением к двум ее составляющим третьей. Таким образом принципиально изменив ее и сняв существующее напряжение противоположных крайних полюсов, превратив из диады в триаду. Этим снимающим конфликтную напряженность элементом стало понятие деятельности.

 

Через деятельность человек может выразить свое отношение к окружающему миру, осуществив тем самым двуединый процесс интериоризации (превращения внешнего во внутреннее) и экстериоризации (внутреннего во внешнее). С.Л Рубинштейном этот поворот в изучении психики означился как «единства сознания и деятельности», диалектическое тождество деятельности и психики. Деятельность стала той основой, где появилось место духовной работе человека, что проявило сущностную составляющую психики, одухотворять животное, а сам функционал психического процесса (представление, восприятие, ощущение и т.д.) мы могли бы назвать «функциональный орган» (по А.А. Ухтомскому) человека.

 

Предметно-практическая деятельность человека выстраивает линию пограничных взаимосвязей, которая непосредственно позволяет субъективному отображать объективно воздействующее на него многообразие явлений, в процессе проживания жизни. Граница же между субъективной и объективной стороной жизнедеятельности человека, может быть означена как соматическое, телесное ощущение. Это функциональный орган непосредственного отражения многообразия объектов окружающего мира, проводит их образность «внутрь» каждого индивида где уже существуют психологические описания «внутреннего тела» с его интрацептивными ощущениями, имеющими генетическую связь с экстрацепцией через соматическую метафоричность названной границы.

 

Онтология субъективности с необходимостью заставляет решать вопрос о возникновения отдельно взятого ощущения, как и, впрочем, всего целостного образа, чрез рассмотрение рефлекторных оснований в психофизиологии высшей нервной деятельности человека. О существующем стимульном воздействии в рамках физической картины мира, т.е. всего того, что связано с соответствием сенсорного аппарата создающим все предпосылки для адекватной способности воспринимать окружающее. Важным дополнением является указание на то, что чувственное впечатление, вызываемое тем или иным внешним воздействием, должно (и может) рассматриваться в качестве звена циклического процесса, инициированного самим субъектом, где исходный импульс представляется в виде интенции от непосредственно самого субъекта, направленного на объект в форме познавательного акта, через собранное внимание или регулируемого им практическое действие.

 

Субъект актуально сам воздействует на мир явлений, в тоже время, в силу своего культурного опыта он находится под «давлением» объективной реальности в силу своей встроенности в ее предметную обусловленность. Субъект не просто улавливает стимульное воздействие, а выбирает его, или даже активно ищет в окружающем его пространстве. Это подводит нас в плотную к признанию того факта, что стимул уже заранее может иметь определенную интерпретацию, значение и эмоционально-личностный смысл. Акт восприятия становится в таком случае определяемым не только объективно, извне характеризуясь стимульной информацией, но и изнутри неся в себе субъективные характеристики категориальных систем, когнитивных схем. Это гениально выразил в одном предложении А.А.Ухтомский «Нет субъекта без объекта, как нет объекта без субъекта».

 

Чем менее развитой и социализированной является сфера восприятия, тем большее место в ней занимают глубинные, первичные формы объективации, позволяющие понимать и интерпретировать мир чрез телесные ощущения в эмоционально-оценочных категориях. Категоризация сенсорных данных даже на эмоционально-оценочном уровне, в виде модальности сенсорных ощущений, переводит таковые из «темных» чувств в конкретные, обладающие чувственным наполнением образы. Воспринимать и переживать нечто в определенном качестве значит категоризировать это. Эти категоризации могут быть не идентичными вербальным значениям, не имеющие явных понятийных обозначений, так как с трудом или, совсем даже, могут быть не осознаны. Они скорее чувствуются, чем понимаются, осознание их проистекает из интуитивных глубин.

 

Ощущение есть форма чувственного познания, основа психических процессов, которая отражает в наших умах реальность. Сенсорные ощущения порождая субъективную картину, начинаются с соматических, телесных ощущений, вызванных тем или иным явлением в окружающем мире. Они как бы находятся вовне и внутри одновременно, базируясь на многообразии форм подвижности, позволяя нам тем самым предположить, что всякая подвижность в общем, является тем признаком, по наличию или отсутствию которого можно судить о наличии или отсутствии ощущений.

 

Отражая внешнюю объективную реальность, живое в ходе эволюции, получает в непосредственное свое использование крайне важную функцию «способность ощущать», являющуюся субъективным отражением объективных условий, формой непосредственной чувствительности. Чувствительностью характеризуется вся практическая сторона жизнедеятельности, заключая в себе основу познания объективных процессов, существующих в окружающем мире.

 

На первый взгляд получается, что ощущение, как элементарная форма познания, в ряду психических процессов может сопровождать любую человеческую деятельность. Но по сути думается что это не так. Ведь существуют не означенные нашими сознательными процессами ощущения, даже эмоционально, и в таком случае они вообще-то могут быть недоступны непосредственному опыту. Для понимания данного момента в познавательных механизмах, нам нужно избрать элементарную форму психического, сделав его объективным критерием, способным раскрывать для нас другие аспекты субъективной реальности. И таковой, думается, возможно утвердить чувствительность или способность к ощущениям. О ней мы можем сказать, что ее характеризует генетическая функциональная особенность живого организма соотносить воздействия окружающей среды с его сенсорно-моторной системой, создавая возможность ориентирования в среде, выполняя тем самым сигнальную функцию в целостном организме.

 

Системные процессы участвующие в актах восприятия, в основе которых лежат функциональные особенности анализаторов, являются так называемыми афферентно-эфферентными системами. Действуя на основе рефлекторной взаимосвязи собирая, трансформируя и передавая сигналы с периферии в центр, они сами настраиваются так, чтобы лучше отбирать поступающую из внешнего мира информацию. После действия раздражителя на рецептор возникает рефлекторная перестройка в функционирующей системе, в результате чего изменяется последующее восприятие раздражителя.

 

Человек принимает и перерабатывает информацию, поступающую от других людей, проводя ее через когнитивные матрицы мышления, положив в основание этих процессов данные о нейрофизиологии и анатомии. Механизмы участвующие в формировании чувственных образов могут быть представлены через воспринимающую систему человека в основе которой лежат рефлекторные акты в центральной нервной системе.  Восприятие как рефлекторная деятельность представляет в сущности сложнейшую систему специфических, для каждого рецептора, сумму безусловных и условных рефлексов, которым присущи сложные динамические отношения. Чем активнее воспринимающий, тем интенсивнее и шире проявят себя рефлексы, способствуюя формированию образа окружающей действительности и сопровождающих этот процесс впечатления от внутренних субъективных состояний.

 

Следующим шагом возможно указать, что в сущности разделение ощущений на внешние и внутренние может быть достаточно условным, потому как некоторые по своему характеру отражения (воспринятые ощущения) могут являться для нас как бы внешне-внутренними. Глубокая взаимосвязь внешнего и внутреннего в перцептивном акте восприятия, указывает на крайне важную функциональную особенность глубоких подкорковых мозговых структур человека, а именно ретикулярной формации. Это глубинный уровень психофизики ощущений, связанный с эмоциональной сферой восприятия (лимбическая система), вероятно позволяет нам говорить о всесторонней взаимосвязи внешнего и внутреннего. На том уровне, где все явления в мире существуют в одном целостном «структурном порядке», не разделенном на внешние и внутренние. (Д.Бом скрытый порядок).

 

Многие исследователи делали попытки описать механизм влияния эмоционально-аффективного фактора на чувственное восприятие. По их мнению, он регулирует, направляя психическую энергию, увеличиваю силовой потенциал актов восприятия возбуждая корковые структуры. Каждый образ или впечатление есть фрагмент идеального, информационно-энергетическая модель, слепок реальности. Психическая энергия оживляет образное представления, заставляя действовать человека в направлении материализации намеченных идеальных целеполаганий.

 

Мотивационная активность от эмоций проявляется на разных уровнях функционирования человека начиная с нижнего уровня (нейрофизиология и физиология глубоких подкорковых структур мозга), так и на высших уровнях психического, где существуют когнитивные процессы, переживания и внешнее поведение. Объясняя процесс восприятия, психофизиология большую роль отводит эмоционально-аффективному фактору, указывая на то, что структура ретикулярной формации является высшим интегратором сознания. Ее деятельность (ретикулярной системы) активизируется интероцептивными, проприоцептивными и гормональными процессами, что по мнению ряда психологов, может способствовать управлению процессами восприятия в сознании. Тогда вслед за гением И.П. Павлова можно сказать, что восприятие («перцепция») есть в сущности условный рефлекс, который может быть выстроен только на основе множественности безусловных рефлексов существующих в системе анализаторов ЦНС. Все представления целиком определяются сложившейся системой временных связей или условных рефлексов (ассоциаций), как универсальными закономерностями в синтетическом функционале головного мозга.

 

В эмоциях, имеющих сложную рефлекторную структуру двигательные и вегетативные компоненты связаны между собой самым тесным образом. Нейрофизиологический уровень начинается с афферентации предметом (явлением, событием, объектом), что на уровне лимбической системы создает специфическое напряжение, отвечающее одной из базовых эмоций (страх, печаль, радость, злость и т.д.). Напряжение переходит на физиологический уровень (сердечно-сосудистую, гуморальную, дыхательную системы), который подготавливает психологический (переживательный) уровень, завершающийся в эмоциональном поведении человека представляя собой реакции мелкой и крупной моторики, а также непреднамеренными действиями.

 

После публикаций классических работ И.П. Павлова и его последователей, было сделано множество попыток осмыслить выразительность поведения и формообразования выразительных движений с позиций рефлекторной теории. Актом возбуждения ретикулярной системы, в котором находит материальное выражение мотивационный процесс, настраивается кора больших полушарий на определенный отбор и фильтрацию сенсорного материала, прежде чем воспринятое структурируется в сознании. Можно различать органы быстрого реагирования на агенты внешней среды и органы замедленного ответа на запросы аппаратных систем, находящихся в непосредственном контакте с внешней средой. В ходе изучения сенсорных и моторных компонентов органов чувств, стало понятно, что каждый специализированный орган является очень сложным системным образованием, в котором кроме собственно воспринимающих приборов (рецепторы), имеются приборы мышечно-двигательные, сосудистые и секреторные. Рефлекторная деятельность коры головного мозга своими конечным звеном имеет именно работу мышечных цепей, т.е. исполнительного аппарата головного мозга. Какова же работа мышечных цепей в целостном организме животных и человека конечно же известно из основного курса биологии и нормальной физиологии. Важно лишь указать, что состояние мышечной ткани (важно еще раз напомнить и о миофасциальной структуре соединяющей все в организме) является крайне важный аспектом, характеризующим общее здоровое состояние любого организма.

 

Мышцы являются не просто пассивными исполнителями, проводящими лишь импульсы, приходящие к ним из нервных центров. По сути мышечная деятельность (в первую очередь мышечная рецепция) является одной из основных физиологических функций человека и животных, участвующая в процессах восприятия и анализа раздражений, приходящих из внутренних и внешних сред. Мы с вами уже знаем, что И.М. Сеченов в основных своих работах указывал на большое значение импульсов возникающих в работающих мышцах. Мышечное чувство (по Сеченову) соизмеряет и на практике корригирует сигналы со всех органов чувств, объединяя их в данном пространстве и времени внутри системы двигательного анализатора. Заслуга Сеченова в том, что ему удалось показать, как в образовании сложных «объективированных» ощущений принимает постоянное участие мышечно-двигательный аппарат, своего рода интегративный сенсорный прибор органов чувств, который является важнейшей аффекторно-эффекторным системой в теле человека, осуществляющей проводимость внешних реакций в головной мозг, а также неся в себе исполнительную функцию инструментария.

 

Структурные компоненты двигательного анализатора, при возникновении эмоционального возбуждения, начинают играть роль функционального стержня вокруг которого формируется целостный рефлекторный акт, приводящий всегда к определенному результату. Динамика процессов, происходящих в системе опорно-двигательного аппарата (ОДА), есть своеобразное уподобление целостной системы ОДА свойствам объектов, оказывающих внешнее воздействие, кинезиологически как бы воссоздавая образ объекта и его информационно-энергетическую целостность (движение рук как бы уподобляется чертежу объекта, повторяя своей формой очертание данного объекта).

 

Мышечные ощущения неотделимы от мышечной структуры, они есть результат дробного анализа состояния мышцы, а также всего того многофункционального состояния, создаваемого в нервных центрах в мозгу. Физиология раздражимости рецепторного аппарата мышц и деятельности центрального звена кинестетического анализатора головного мозга, требуют понимания того уровня влияния, что оказывает афферентная система с мышечно-суставного аппарата на центральную нервную систему животных и человека, тем самым указывая нам на важность взаимоотношения кинестезии с другими чувствительными системами в теле человека.

 

От этой значимой взаимосвязи важно указать путь к тем фактам, что кора мозга осуществляет самое обширное объединение разного рода сигналов (раздражителей) проходящих через экстерорецепторы и интерорецепторы. Под влиянием разнообразных условных раздражителей может изменятся деятельность всего организма, всех органов и тканей. Простые проприорецептивные рефлексы, такие как сухожильные, могут быть подвержены сильному и постоянному воздействию со стороны высших отделов мозга, особенно при развитии мышечного напряжения, оказываемого на них со стороны других групп мышц.

 

Вся деятельность человека соподчинена разного уровня рефлекторным взаимодействиям, где рефлексы с вегетативной части нервной системы переплетены с рефлексами, отражающими высшую нервную деятельность. На экспериментальном материале в природной среде и в исследовательских лабораториях показано, что условный рефлекс является реакцией высшего порядка на корковый раздражитель и имеет чрезвычайно сложный характер. Скорость наступления условного рефлекса очень большая, однако величина латентного периода находится в зависимости от биологических свойств эффекторного аппарата, т.е. мышечно-сухожильной, сердечно-сосудистой, дыхательной систем.

 

Скорость пускового механизма рефлексов подвержена значительным изменениям. Условный раздражитель, действовавший одну секунд или доли секунды, приводит в действие целый цикл процессов. Достаточно короткого толчка с корковых клеток, чтобы в организме произошли события в той последовательности, которая была создана при образовании временной связи, покоящейся на базе безусловного рефлекса. Образование первичных циклов течения реакций в органах связанно не только с автоматической деятельностью субстрата реагирующего органа, но и с деятельностью тех участков мозга, которые отражают состояние внутренней среды организма.

 

Далее важно конечно указать, что В.М. Бехтерев первый применил методику условных рефлексов к изучению моторной деятельности человека, таким образом показав и доказав, что любой чувствующий аппарат может являться одновременно как афферентным, так и эфферентным, благодаря чему у человека и осуществляется проекция образа окружающей реальности. Этот феномен, думается, имеет большое значение в раскрытии того факта, что мышечно-сухожильный системы (сети акупунктуры) имеют огромное значение, участвуя в процессах познания человеком окружающего мира. Очень хочется надеяться, что весь тот огромный труд Бехтерева, которые он воплотил в своей рефлексологии, со временем будет пересмотрен и, сможет по-новому открыть исследователям свои многогранные стороны.